В России краудлендинг не прижился: почему так произошло

В России краудлендинг не прижился: почему так произошло

Малый бизнес, несмотря на активную поддержку со стороны правительства, часто испытывает трудности с получением заемных средств на развитие. Решением этой проблемы может стать краудлендинг. Но данный сервис не прижился в России. Причем развитием краудлендинига через собственные площадки занимались такие гиганты, как «Сбер» и «Альфа-банк».

Что такое краудлендинг

Краудлендинг — это специальный сервис (площадка), через который как частные, так и юридические лица могут инвестировать в разные виды бизнеса посредством договоров коллективного займа. Основным получателем денег в подобных случаях выступает небольшие компании, которые не могут получить банковские кредиты.

Ставка по займам на подобных платформах в среднем варьируется от 15% до 25%. В декабре 2021 года российский бизнес взял в кредит через такие сервисы около 1,4 миллиона рублей. Благодаря высоким ставкам краудлендинг должен быть привлекателен для многих инвесторов. Однако последние несут все иски, связанные с работой платформы, включая вероятность невозврата выданных средств. Кроме того, полученные доходы подлежат налогообложению.

С середины 2020 года Центробанк начал контролировать подобные платформы, создав соответствующий реестр. Сегодня число таких площадок превысило 50 единиц. Часть сервисов сейчас не только кредитуют малые предприятия, но и выдают деньги в обмен на акции (долю) компании.

Но несмотря на представленную статистику, активные игроки рынка заявляют о меньших цифрах. Так, к настоящему моменту насчитывается примерно 15 сервисов, которые оказывают услуги по кредитованию. Остальные платформы либо разрабатывают специализированные продукты, либо только собираются выйти на рынок.


Почему краудлендинг не популярен в России: основные проблемы

«Сбер», запустив собственную платформу «СберКредо» по кредитованию бизнес за счет денег инвесторов, через год закрыл сервис. Несмотря на это, в России продолжают работать подобные площадки, крупнейшей из которых является «Поток», занимающий половину рынка. Данный сервис создал «Альфа-банк», но спустя 6 лет после запуска полностью вышел из списка владельцев.

«Поток» сегодня развивается самостоятельно, выдавая кредиты из тех денег, которые дают частные инвесторы. Однако не все площадки, которые изначально создавались для этой цели, сегодня работают по прежней схеме. Примером тому служит Ozon.Invest, который перестал принимать инвестиции от частных лиц. Сервис продолжает выдавать займы малому и среднему бизнесу, но из денег, которые инвестируют банки и финтех-компании.

StartTrack полностью сменил направление деятельности. Изначально данная площадка создавалась как место, где группа людей могла инвестировать в коллективные кредиты. Но в конце 2020 года StartTrack сменил профиль деятельности и теперь выступает в роли инвестплощадки, через которую люди могут покупать акции малого и среднего бизнеса до того, как тот проведет публичное размещение ценных бумаг.

Проблема 1: очень высокие риски

Центробанк РФ и другие участники рынка часто называют подобный вид деятельности высокорискованным. Объясняется это тем, что инвесторы, выдавая коллективные кредиты, нередко получают обратно только часть заемных средств либо теряют все деньги. Поэтому участники данного рынка стремятся вкладывать небольшие суммы сразу в несколько проектов.

Представители платформ заявляют, что эти сервисы не обеспечивают гарантий сторонам сделки. Площадки отвечают за сведение инвесторов и заемщиков, предоставляют необходимую информацию. При этом никаких рейтингов или других оценок на подобных платформах нет. Поэтому инвесторы вынуждены нести полную ответственность за принятые решения.

Действующее законодательство определяет минимальный перечень информации, которую обязаны раскрывать подобные площадки. Последние при необходимости могут расширить список сведений. Но бизнес нередко отказывается предоставлять дополнительную информацию о себе и состоянии своих дел.

Несмотря на то что участие в коллективных кредитах связано с высоким риском, инвесторы получают доходность, сопоставимую с облигациями федерального займа. То есть прибыль по таким операциям достигает примерно 8,5%. Однако владельцы площадок уверяют, что коллективные кредиты приносят инвесторам больший доход, чем депозиты и облигации. До начала коронавирусной пандемии участники рынка получали прибыль в размере 16% без учета налогов.

Проблема 2: мало качественных компаний

Согласно статистике ЦБ, в России порядка 10% представителей малого и среднего бизнеса не могут воспользоваться банковским кредитом. Однако только 0,1% этих компаний берут займы через краудлендинг. Для сравнения: на Западе этот показатель достигает 10%.

Одной из основных проблем российского рынка является то, что надежные компании, которые с высокой долей вероятности вернут заемные средства, кредитуются в банках, а также обращаются за помощью в соответствующие институты поддержки.

Ненадежный бизнес вынужден обращаться за деньгами в МФО или сервисы краудлендинга. В этом случае компаниям не нужно предоставлять большой пакет документов. Кроме того, бизнес может быстро получить сравнительно малые суммы и на короткий срок. Такие условия банки сегодня не предлагают.

Но рынок МФО в России более развит, чем краудлендинг. Микрофинансовые организации только в 20202 году выдали 52 миллиарда рублей малому и среднему бизнесу. Сервисы краудлендинга за тот же период предоставили кредиты на сумму более 7 миллиардов рублей.

Проблема 3: мало крупных инвесторов

Современный рынок краудлендинга в России очень маленький, в связи с чем крупные игроки типа «Сбера» или «Альфа-банка» не заходят в него. Первоначально банки, запуская подобные сервисы, стремились расширить число клиентов, предложив более «мягкие» условия кредитования.

Однако в связи с высоким риском невозврата, характерного для данного сегмента рынка, крупным финансовым компаниям приходится задумываться о своей репутации. Банкам не нужен большой объем проблемных активов. Одновременно с этим объем сделок в краудлендинге слишком мал, что также снижает заинтересованность крупных игроков в данном сегменте.

Российские эксперты отмечают, что в основном от рынка коллективного кредитования отказываются те банки, у которых подобные сервисы дублируют уже существующие продукты. Аналитики заявляют, что краудлендинг — это одно из наиболее перспективных направлений развития экосистем финансовых организаций, но при условии правильной настройки всех составляющих.

В зависимости от того, кто проводил оценку, объем данного сегмента рынка России в 2021 году составил 8-8,9 миллиарда рублей.


Публикуемая статистика показывает, что увеличивается объем как заемщиков (+23,6% за 2021 год), так и инвесторов (+26%). Однако приведенные данные учитывают всех игроков. На активных заемщиков, которые заключили не менее одного договора за 3 месяца, приходится только 5%, на активных инвесторов — 24%.

Рынок краудлендинга в России пока молодой. Активное развитие данного сегмента началось только 2 года назад. Но, как полагают эксперты, рост будет стремительным из-за низкой базы, когда как при отражении в абсолютных цифрах (число активных заемщиков и так далее) изменения окажутся менее значительными.

Во многом низкая активность в этом сегменте обусловлена малой известностью данного инструмента среди инвесторов и представителей бизнес-среды. Кроме того, на рынке присутствует недостаточное количество надежных заемщиков. Не обращает внимание на этот сегмент и государство, что проявляется в малом законодательном обеспечении. В частности, инвестплатформы пока не вправе выступать в качестве налоговых агентов, то есть выплачивать за физлиц налоги на доход.

Записаться на консультацию
Остались вопросы? Разберем бесплатно простую задачу или проведем консультацию (Посмотреть пример)
Поделится:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Вам также может быть интересно:

Аналитика
Апр 7, 2022

RFM-анализ с помощью Python