А было ли необоснованное обогащение: дело 200 биткоинов

А было ли необоснованное обогащение: дело 200 биткоинов

Правоотношения, связанные с биткоинами и другими видами электронных денег, не урегулированы российским законодательством. Поэтому суды выносят решения по имущественным спорам, где фигурирует криптовалюта, на свое усмотрение. Так правовая коллизия привела к потере эстонской компанией 123 млн. рублей, которые были заявлены в иске к возврату российской компанией.

Как было дело

Арбитражный суд Московской области в августе 2020 года вынес решение по делу № А41-4212/20. В качестве истца выступала организация BURFA TECH OÜ из Эстонии, ответчиком было российское ООО «ДИСИЛЭБ». В качестве третьего лица был привлечен гражданин Кондратьев С.А. (на его счет были переведены спорные 200 биткоинов). Суть искового заявления – взыскание 122 млн. рублей в виде неосновательного обогащения (после уточнения – 123 млн. рублей).

По мнению истца, данная задолженность образовалась в результате невыполнения контрагентом своих обязательств по размещению серверов на территории России. В начале 2018 года между Burfa Tech OU и ООО «Дисилэб» подписано соглашение сторон, согласно которому стороны намеревались реализовать вышеуказанный проект. В качестве задатка истец обязался перевести ответчику 200 биткоинов, что и было сделано 23 января.

Как заявил истец, криптовалюта переведена на кошелек, реквизиты которого прописаны в соглашении. Представитель компании «Дисилэб С.А. Кондратьев» в переписке с Burfa Tech OU подтвердил получение цифровых денег. Тем не менее в дополнение к соглашению так и не был заключен так называемый «сервисный договор», который должен был стать основным документом, регулирующим отношения сторон. Поэтому истец потребовал от ответчика возврата 200 биткоинов. Но средства по сей день не возвращены.

Истец в заявлении указал, что в кошельке ответчика криптовалюты уже нет – она выведена на счета неизвестных лиц. Заявитель подчеркивает, что биткоины – цифровые деньги. И можно оценить их стоимость в валюте.

В данном случае в претензионном письме организация Burfa Tech OU оценивала 200 биткоинов в 122 млн. рубля. К сожалению, претензия не была принята во внимание ответчиком, поэтому возникла необходимость обратиться в суд.

Биткоин в ГК РФ

Вот что относится к объектам гражданского права на основании ст. 128 ГК РФ:

  • Вещи, в том числе деньги, ценные бумаги, иное имущество (безнал, ценные бумаги в электронном виде, право на имущество);
  • Интеллектуальная собственность;
  • Нематериальные ценности и блага.

В соответствии со ст. 18 ГК РФ можно обладать имуществом на праве собственности, продавать, покупать, закладывать его, иметь другие права на имущество. Гражданским кодексом не обозначен конкретный список объектов гражданского права. Учитывая уровень развития технологий и экономическую ситуацию можно по-разному толковать, что относится к иному имуществу.

Биткоин представляет собой одну из самых распространенных криптовалют. Это цифровые деньги для расчета в сети Интернет. Но по смыслу ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации биткоин считается «иным имуществом».

Что считается неосновательным обогащением в ГК РФ

Ст. 309, 310 ГК РФ регламентирована обязанность контрагентов должным образом исполнять свои обязательства. Нельзя отказаться от исполнения в одностороннем порядке, без объяснения причин.

Согласно п. 1 ст. 1102 ГК РФ в случае приобретения одним лицом имущества у другого лица без правовых на то оснований первый должен вернуть второму данное имущество (неосновательное обогащение) при следующих обстоятельствах:

  • Стоимость имущества приобретателя увеличилась;
  • Стоимость имущества потерпевшего, наоборот, уменьшилось;
  • Отчуждение имущества произошло в отсутствие сделки, иных соглашений.

Основаниями для возврата могут служить различные требования:

  • Требование вернуть ранее исполненные обязательства (если расторгается договор);
  • Требование вернуть ошибочно исполненное в рамках соглашения;
  • Требование вернуть имущество, приобретённое при отсутствии заключенного договора;
  • Требование вернуть деньги, которые по ошибке были перечислены на счет и т.п.

Каждый участник дела должен доказать обстоятельства неосновательного обогащения. Более подробно об основаниях возникновения правовых последствий в виде неосновательного обогащения описано в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29 января 2013 г. № 11524/12.

Когда договор считается заключенным

Ответчик не был согласен с иском, так как считал, что истец не доказал факт неосновательного обогащения. По мнению представителя С. Кондратьева, соглашение было заключено, все значимые условия договора – согласованы.

Как гласит п. 1 ст. 421 ГК РФ, физлица и юрлица беспрепятственно могут заключать договора. Все условия в документе определяют контрагенты. Исключения составляют те положения, которые предписываются законами и правовыми актами. Договор можно считать заключенным, если контрагенты пришли к согласию по всем его пунктам.

Ответчик пояснил, что заключение соглашения подтверждается подписями сторон. 200 биткоинов – это задаток по соглашению, то есть деньги (в данном случае электронные), которые одна сторона перечислила другой согласно условиям договора. Задаток также выступает в качестве обеспечительной меры исполнения соглашения. Если стороны прекращают свои обязательства до начала выполнения работ или оказания услуг, то задаток возвращается.

В рассматриваемом случае истец настаивал, что соглашение носило только предварительный характер. После него должен был быть заключен «сервисный договор».

Согласно ГК РФ, истец мог обратиться с требованием заключить основной договор в течение полугода после выявления неисполнения данного обязательства.

В силу ст. 425 ГК РФ по окончании срока действия договора прекращаются обязательства по его исполнению. Согласно ст. 431 ГК РФ суд толкует условия договора буквально, принимая также во внимание переписку контрагентов, их поведение в последующем, практику.

Суд пришел к выводу, что в соглашении определены все основные условия, а обязанность вернуть средства возникает при наличии двух обстоятельств:

  1. Оформлен сервисный договор;
  2. Деньги зачислены на счет DCLabs.

Доказательств заключения сервисного договора истец не представил, а возврат криптовалюты был бы возможен только в случае поступления денег на счет компании в банке.

Почему не принят во внимание перевод криптовалюты на электронный кошелек

В силу ст. 861 ГК РФ расчет между юрлицами производится в безналичной форме. Как гласит ст. 845 ГК РФ, юрлицо заключает с банком договор, на основании которого кредитное учреждение принимает и зачисляет на счет клиента деньги, перечисляет и выдает по поручению юрлица финансовые средства, совершает иные операции. От имени организации могут выступать не только руководитель, но и иные лица, которым он доверил совершение финансовых операций. Их полномочия удостоверяются доверенностью либо иными документами согласно правилам банка.

Приказом Минфина России от 30 декабря 2017 г. № 278н утвержден стандарт бухучета «Отчет о движении денежных средств». В данном стандарте под денежными средствами понимаются нал и безнал, выраженные в рублях, долларах, евро, иной иностранной валюте. Поэтому возврат средств ставится в прямую зависимость о поступления на счет ответчика денежных средств, к коим не относится криптовалюта.

Раз на счет ответчика не поступали деньги, то и говорить об их возврате не приходится, решил суд.

Также ответчик пояснил, что факт необоснованного обогащения не доказан эстонской компанией. Согласно соглашению, истец должен был перевести ответчику биткоины с кошелька А на кошелек М. Но криптовалюта поступила с кошелька В. А данный счет не указан в соглашении. Поэтому распечатка документа о переводе биткоинов с кошелька В на кошелек М не доказывает, что счет принадлежит истцу. Соответственно, нет надлежащих доказательств получения ответчиком криповалюты именно от истца.

Решение суда

Изучив обстоятельства дела, суд принял решение отказать в удовлетворении иска. Вот чем он объяснил свою позицию.

Согласно соглашению между контрагентами, задаток в виде 200 биткоинов должен был быть перечислен с одного кошелька на другой (номера указаны в соглашении). Деньги согласно ГК РФ на счет ответчика не поступали. Также сторонами не было оговорено, во сколько в денежном эквиваленте оцениваются 200 биткоинов.

Действительно, 31 июля 2020 г. принят Федеральный закон № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте», который ступит в силу только 1 января 2021 г. Именно на его основании можно было бы урегулировать данный спор, но закон не распространяется на правоотношения, возникшие до его принятия. Поэтому суд руководствуется теми нормативными документами, которые действовали на момент обращения истца и заключения соглашения.

В России нет нормативных правовых актов, регулирующих рынок «виртуальной валюты». Поэтому все операции выполняются участниками на свой риск.

Более того, Банк России еще в 2014 году предостерег физлица и юрлица от участия в операциях с использованием виртуальной валюты. Выпуск криптовалюты носит анонимный характер, и нет гарантии, что средства от его реализации не направляются на преступную, террористическую деятельность.

Суд также учел, что предпринимательство – это деятельность на свой страх и иск. И именно в данном случае стороны рисковали, соглашаясь вести расчеты в биткоинах.

Результат – отказ признать перевод биткоинов задатком и невозможность вернуть средства.

Поделится:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Сделаем визуализацию вашей идеи, определим эффективность всего проекта. Сопровождаем в получении финансирования
Разработать индивидуальный бизнес-план
Проведем анализ рынков сбыта и стратегий конкурентов, сегментируем потребителей, сделаем выводы
Заказать индивидуальное маркетинговое исследование
Обязательно подпишитесь на наши обновления
Введите ваши даные

Вам также может быть интересно: