Договор соинвестирования или договор простого товарищества?

Договор соинвестирования или договор простого товарищества?

Встречаются в судебной практике такие ситуации, когда и инвестиции оказываются вовсе не инвестициями, а договор соинвестирования интерпретируется судьей как договор простого товарищества. Так и произошло с правоотношениями между собственником имущества ООО «Гринхаус-Про» и соинвесторами ООО «А ДВА-ИНВЕСТ», ООО «Юнкер-Строй», ООО «Фирст-Капитал». Данные юрлица в январе 2016 года заключили договор соинвестирвоания в целях строительства тепличного комплекса с общим объемом инвестиций в размере 1,5 млрд. рублей.

ООО «Гринхаус-Про» в качестве собственника взяло на себя обязательство подготовить проектно-сметную документацию и на его основе построить данный объект общей площадью 10 га. Инвесторы обязались внести 75% от общей стоимости проекта, а взамен собственник должен был распределять между всеми участниками всю чистую прибыль поровну (по 25% каждой компании). После завершения строительства и сдачи объекта в эксплуатацию он должен был быть зарегистрирован в качестве имущества ООО «Гринхаус-Про».

Тепличный комплекс должен был заработать в середине декабря 2017 года. Но собственник не уложился в срок, комплекс не был введен в эксплуатацию. Между тем, один из инвесторов ООО «А ДВАИНВЕСТ» вложил в объект посредством перечисления ООО «Гринхаус-Про» 393 млн. рублей.

Для возврата своих средств инвестор обратился в Арбитражный суд Краснодарского края (дело № А32-25376/2020 6 ноября 2020 г.).

Требования истца

ООО «А ДВАИНВЕСТ» в заявлении указало, что основанием для обращения в суд стало нарушение ООО «Гринхаус-Про» условий договора. В связи с этим, согласно ст. 450, 452 ГК РФ истец потребовал расторгнуть договор соинвестирования, взыскать 393 млн. рублей, а также проценты за пользование чужими средствами в сумме 93 млн. рублей, госпошлину в сумме 200 тыс. рублей.  В качестве соответчиков привлечены и другие соинвесторы, а именно ООО «Юнкер-Строй» и ООО «Фирст-Капитал».

Нормативная база для разрешения споров в области инвестиционной деятельности

Когда суды рассматривают дела, связанные с инвестиционными договорами, то опираются на п. 4 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54, регулирующий вопросы разрешения споров относительно недвижимого имущества, которое будет создано или куплено в будущем. За основу берутся правила глав 30, 37 и 55 ГК РФ, регулирующие отношения в области купли-продажи, подряда и простого товарищества, соответственно.

П. 7 вышеуказанного постановления № 54 обязывает квалифицировать договора как договора простого товарищества, если в них предусмотрено внесение каждой из сторон вклада в общее имущество, будь то участок земли, деньги, выполнение работ, поставка стройматериалов и пр.

Как гласит ст. 431 ГК РФ, условия договора толкуются буквально, согласно прописанным в нем словам и выражениям.

Также в п. 1 ст. 1041 ГК РФ определено, что по договору простого товарищества несколько товарищей (лиц, в том числе юридических) соединяют свой вклад и действуют сообща, чтобы получать прибыль. Образование отдельного юридического лица при этом не требуется.

Исходя из вышеуказанных норм, судья признает вышеуказанный договор как договор простого товарищества, так как здесь есть вклад товарищей (то, что они вносят в общее дело) и эти вклады равны по стоимости, если иное не указано в договоре.

В рассматриваемом деле вклад собственника – это проектирование и строительство, вклад товарищей – денежные средства. Общая цель – эксплуатация тепличного комплекса для извлечения прибыли и ее распределение равными долями.

Согласно п. 1 ст. 1043 ГК РФ, имущество признается общей долевой собственностью. Но в данном случае после завершения строительства все имущество должно было быть зарегистрировано на ООО «Гринхаус-Про». В соответствии со ст. 1046 ГК РФ расходы и убытки также распределяются между товарищами исходя из пропорций их вкладов в общее дело.

Рассматриваемый договор соинвестирования не определял, как будут покрываться расходы и убытки, поэтому товарищи должны нести их пропорционально вкладу в дело.

Может ли банкрот быть истцом в спорах по договору товарищества?

Суд выяснил, что решением арбитражного суда Краснодарского края по делу №А32-10498/2020 в конце сентября 2020 года ООО «А ДВАИНВЕСТ», проходящий в данном деле в качестве истца, признан банкротом.  Точку над i в вопросах о банкротстве ставит постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22.06.2012 г. № 35. Согласно п. 42 данного документа, датой введения банкротства считается дата объявления резолютивной части решения суда, а срок обжалования рассчитывается с даты изготовления полного решения. Это значит, что 24 сентября 2020 года истец признан банкротом.

Абз. 2 п. 1 ст. 1050 ГК РФ определено, что договор простого товарищества перестает действовать, если кто-то из товарищей признан банкротом. С учетом этого суд приходит к выводу, что договор соинвестирования также прекратил свое действие с 24 сентября 2020 г., значит, через суд его расторгнуть нельзя.

Согласно ст. 2АПК РФ основными задачами арбитражного судопроизводства являются:

  • Защита нарушенных либо оспариваемых прав предпринимателей;
  • Защита интересов России, регионов и муниципалитетов, касающихся области предпринимательства.

При этом истец должен корректно определить способ защиты своего нарушенного права. Если он выберет неправильный способ защиты, то это может стать основанием для отказа в удовлетворении требований.

При принятии решения также нужно принять во внимание п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому изменить или расторгнуть договор по требованию всего лишь одной стороны можно только в том случае, если другая сторона нарушает его условия.

Последствия прекращения договора совместной деятельности

Как прописано в п. 2 ст. 1050 ГК РФ, в случае прекращения договора, затрагивающего условия регулирования совместной деятельности, происходит раздел имущества, которое было в общей собственности товарищей. Между тем, истребование денег, внесенных в качестве вклада, законодателем не предусмотрено.

Раздел имущества между товарищами регулирует ст. 252 ГК РФ:

  • Общедолевая собственность делится в соответствии с соглашением (если оно было);
  • Товарищ может затребовать выделения своей доли из общего имущества;
  • Если не удается договориться, то можно обратиться в суд;
  • Если выдел доли в натуральном выражении невозможен по закону или это принесет больший ущерб общему имуществу, то другие товарищи вправе осуществить выплаты выбывающему товарищу.

Суд также посчитал, что имеются особые последствия прекращения договора простого товарищества, поэтому к нему нельзя применять нормы абз. 2 п. 4 ст. 453 ГК РФ в целях взыскания суммы за неосновательное обогащение.

Кроме того, в силу абз. 2 ч. 2 ст. 1050 ГК РФ при прекращении договора товарищества товарищи солидарно отвечают по обязательствам, затрагивающим интересы третьих лиц. В соответствии со ст. 325 ГК РФ третье лицо имеет право выйти с иском об исполнении обязательств товарищества либо к одному из товарищей, либо ко всем сразу.

Если один товарищ не смог в полной мере выполнить обязательства перед третьим лицом, то последний вправе обратиться с иском к другому товарищу.

Можно ли взыскать проценты за пользование чужими деньгами?

В этой части суд также отказал истцу. Он мотивировал это следующим. Суд отметил, то действительно согласно ст. 395 ГК РФ неисполнение либо просрочка денежного обязательства налагает на ответчика определенную обязанность, а именно по уплате процентов за пользование чужими средствами. Данная ответственность возникает в следующих случаях:

  • Ответчик удержал деньги, хотя не имел на это права;
  • Уклонился от возврата денег;
  • Допустил просрочку платежей и пр.

В рассматриваемой ситуации суд не усмотрел основания, чтобы взыскать деньги за неосновательное обогащение. Поэтому в данной части иска судом было отказано в удовлетворении требований истца.

Какое решение принял суд

Изучив материалы и обстоятельства дела, суд решил отказать истцу в удовлетворении иска. Он также учел нормы ст. 110 АПК РФ, регулирующей вопросы взыскания судебных расходов, которые были понесены участниками судебного процесса. И наказал взыскать все расходы с истца.

Какой вывод следует

Каждый договор обладает своими определенными признаками исходя из состава участников, условий и порядка инвестирования. Поэтому то, что группа компаний назвала совместное соглашение договором инвестирования, не означает, что таким он является с юридической точки зрения.

Инвестиции – это всегда риск. И стоит обезопасить компанию от возможных убытков еще на стадии заключения договора инвестирования, а именно предусмотреть в нем порядок возмещения расходов и убытков инвестору в случае провала проекта, определить, в какой пропорциональности, в чьей собственности будет находиться имущество, как планируется разделить прибыль.

На одном доверии не построишь бизнес. Только максимальная оценка всех возможных рисков, изучение судебной практики может обезопасить от потерь.

В рассматриваемо случае организация-банкрот не только не смогла вернуть свои вложенные средства, но и потерпела еще большие убытки – на сумму госпошлины и расходы ответчиков на представителя.

Чтобы вернуть свои средства, не нужно ждать процедуры банкротства. Максимально оперативное обращение в суд после обнаружения неисполнения своих обязательств контрагентом с большей долей вероятности позволит вернуть деньги.

Поделится:
У вас финансовый вопрос
Запишитесь на консультацию:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Вам также может быть интересно: