Оспаривание сделок, совершенных банком в преддверии аннулирования лицензии или объявления его банкротом

Категория : “Юр.статьи”
Главная > Статьи > Юр.статьи > Оспаривание сделок, совершенных банком в преддверии аннулирования лицензии или объявления его банкротом

Оспаривание сделок, совершенных банком в преддверии аннулирования лицензии или объявления его банкротом

Поделится:

Признание в суде сделок, совершенных кредитной организацией до аннулирования лицензии или признания банка банкротом, представляет собой процесс столкновения различных интересов. С одной стороны, кредиторам, находящимся в реестре, важно сохранить конкурсную массу, а с другой — есть клиенты банка, которые заранее смогли вывести из банка свои деньги, но находятся в рискованном положении, когда их средства могут быть возвращены назад по решению суда.

В таких делах важно изучить все доводы конкурсного управляющего и оценить представленные доказательства, а также понять, какими целями руководствовались участники сделки при ее совершении.

Примером детального разбирательства дела о признании недействительными сделок в аналогичной ситуации является определение московского арбитражного суда от 29 декабря 2018 года.

Предыстория спора

После отзыва 20.07.2017 у ПАО «Межтопэнергобанк» лицензии, ему назначили временную администрацию Банка РФ. В октябре 2017 г. банк признан банкротом.

ООО «Сибирь Девелопмент» (далее также Общество или Заемщик) получило в июле 2015 года кредит в банке под лимит выдачи. Сумма кредита ограничивалась 400 млн. рублями. Получить деньги Общество было вправе в любое время, но не позднее 30 января 2017 г. Пользоваться кредитом Общество могло до 30 октября 2017 г. За пользование кредитом Заемщик оплачивал проценты. В качестве обеспечения исполнения своих обязательств Общество предоставило в залог имущественные права и заручилось поддержкой поручителя.

Намереваясь погасить кредит, Общество внесло по нему со своего счета оплату в размере 17,5 млн. руб. несколькими платежами, которые были датированы 29 июня 2017 г.

Управляющий считал, что платежи проведены с нарушением имеющейся очередности. В результате их исполнения один из клиентов банка получил явное преимущество, несмотря на то, что имелись иные неудовлетворенные требования.

Банк с конца июня 2017 года прекратил выплаты по некоторым вкладам. Была сформирована картотека платежек клиентов по двум корреспондентским счетам, так как у учреждения не было на данных счетах необходимых средств для их исполнения. Общая сумма долга составила чуть больше 18 млн. руб.

По мнению управляющего, банк выборочно исполнял поручения клиентов, что указывало на оказание преимущества одним перед другими. Если бы спорные операции не были выполнены, то они попали бы в общую очередь к остальным кредиторам.

Истец считал, что сделки имели под собой цель вывести из конкурсной массы имевшуюся у Заемщика кредиторскую задолженность. Данные операции не являлись типичными для Заемщика, так как ранее он не погашал свой кредит досрочно.

Суд отклонил все доводы истца.

Оспаривание сделок с предпочтением

Конкурсный управляющий уполномочен законом на обращение с исками о признании сделок, исполненных банком, недействительными (п.1 ст. 189.90 Закона о банкротстве).

Согласно ст. 61.3 Закона, совершение банковской операции можно признать незаконной в двух случаях:

  • если в результате банковской операции было отдано предпочтение одному из клиентов, а срок исполнения требования еще не подошел к моменту ее совершения, а также у банка имелись другие обязательства для исполнения;
  • если банк ранее отказал в платеже клиенту, но несмотря на это провел платежную операцию с другим кредитором.

Во всех указанных случаях в учет берутся сделки, совершенные за месяц до подачи заявления о банкротстве (п. 2 .ст. 61.3).

Недействительными также могут быть признаны сделки, которые были совершены банком в период, когда ему была назначена временная администрация по управлению делами (п. 3 ст. 189.40 Закона).

Оспариваемые сделки приходились как раз на этот период. Но для суда не достаточно лишь формального основания наличия сделки в обозначенное время. Поэтому он исследует причины ее совершения и оценивает все доказательства в совокупности.

В одном из определений ВС РФ, принятом 10.11.2016 г., сказано, что отсутствие необходимых финансов в делах о банкротстве проверяется отдельно по каждому счету или субсчету, по которому выполнен платеж.

Так, Истец указала на нехватку денег на корсчете, с которого была произведена операция. Однако из банковской выписки следовало, что на начало дня на счете было 19 млн. руб., а к концу дня — 38 млн. руб. При этом на конец дня 29 июня 2017 г. остаток по незавершенным операциям составил 18 млн. руб. Таким образом, на счете имелось достаточно денег для проведения спорной операции.

Платеж был осуществлен через Сибирский филиал банка. 29 июня 2017 года филиалом проводились также расходные и приходные операции.

Согласно представленной оборотной ведомости, по корсчету филиала банка совершались операции, а незавершенных платежей не было. То есть филиал работал в обычном для него режиме.

Оспаривание подозрительных сделок, которые обычно не совершаются организацией

На истце лежит обязанность по сбору материалов, указывающих на то, что сделка не похожа на обычно совершаемую организацией. В качестве таковых могут быть представлены следующие сведения:

  • во время исполнения сделки по совершению банковского платежа на их проведение был наложен запрет;
  • в период исполнения сделки была собрана картотека по другим невыполненным платежам из-за отсутствия денег на соответствующем корреспондентском счете;
  • расходная операция выполнена без соблюдения очередности, в обход других платежей;
  • платежная операция выполнена, так как у клиента имелись сведения о будущем отзыве у банка лицензии;
  • вкладчик принял решение забрать вклад досрочно без получения причитающихся процентов без наличия на то веских причин.

По документам дела суд заключил, что управляющий не доказал, что сделка была не такой, как ранее совершаемые операции, либо что она была выполнена с предпочтением.

Из документов дела видно, что Заемщик погашал кредит систематически, причем с февраля 2017 г. по спорную дату средства вносились досрочного более 20 раз. Связано это было с действительными целями финансово-хозяйственной деятельности Заемщика и имеющейся у него бизнес-моделью Застройщика.

В деле имелось разрешение на возведение строительного объекта. В бизнес-плане Заемщика средства от реализации построенного жилья рассматривались как источник возврата кредита.

В день совершения спорной операции дом был введен в эксплуатацию. С указанного момента привлекательность объекта увеличилась для покупателей, что сказалось на доходах Общества.

Погашение кредита 29 июня 2017 г. имело досрочный характер, как и ранее совершаемые платежи. Возможность досрочной оплаты была предусмотрена кредитным договором. Такая схема кредитования использовалась Обществом в отношениях с банком и ранее. Перевод денежных средств имел реальный характер, так как осуществлялся за счет поступлений от реализации квартир.

Следовательно, Истец не доказал, что расходная операция была для сторон кредитного договора выходящей за пределы обычно совершаемых ими операций.

Недостаток финансовых средств на корреспондентских счетах и наличие картотеки неисполненных платежей не влечет за собой автоматическое признание сделки незаконной. Выяснению подлежат обстоятельства совершенного перевода, с какого счета он произведен, имелись ли там достаточные финансовые средства, существовала ли очередность погашения платежей.

Управляющий указал в иске, что по имевшемуся корсчету есть невыполненный платеж по заявке Г.Г. Юрьевой. Суд установил, что с заявлением о выдаче вклада гражданка обратилась в московский допофис банка 11 июля 2017 г., в котором ей было отказано.

Однако из документов видно, что данное требование возникло после спорных платежей, а не до них. Следовательно, управляющий не доказал незаконность сделок.

Сделки, не превышающие 1% активов организации, не могут быть оспорены

Не подлежат рассмотрению в суде споры о таких сделках, которые организация совершала независимо от принятия решения о банкротстве, то есть обычные для ее хозяйственной деятельности. Закон оговаривает, что стоимость сделок не должна превышать 1% от размера активов должника, вычисляемого на основании финансовой отчетности (п. 2 ст. 61.4 Закона).

По имеющимся документам суд установил, что на дату отзыва лицензии размер активов должника составлял 20 млрд. руб., следовательно, 1% от данной суммы равен 200 млн. руб. Данная сумма существенно превышает размер спорных операций.

Управляющий не предоставил суду фактов, согласно которым сделки превысили установленный законам порог в 1%.

Учитывая сделанные выводы, суд отказал в признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности.

В обоснование принятого решения дополнительно указал на позицию ВС РФ, согласно которой сложности в работе банка не исключают продолжение обычной хозяйственной деятельности и исполнение ранее заключенных договоров. Иначе все операции банка, совершенные за месяц до прихода временной администрации, автоматом являлись бы недействительными, что не соответствует принципам гражданского законодательства и нарушает обычный порядок вещей.

Таким образом, для того чтобы признать действия банка по выполнению платежных операций недействительными в период, когда финансовая ситуация была нестабильной, необходимо собрать неоспоримые доказательства. Они должны подтвердить, что цель операции имела под собой предоставление предпочтения одному из клиентов, а также наличие в банке картотеки с невыполненными платежами по такому же счету. Кроме того, общая сумма таких сделок должна превышать 1% от активов банка.

Вернуться в каталог Разработать бизнес план Провести исследование

Вам также может быть интересно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *