Суд отказал аффилированному кредитору во включении в реестр требований должника

Суд отказал аффилированному кредитору во включении в реестр требований должника

В судебной практике по банкротству юридических лиц одним из сложных вопросов является рассмотрение требований о включении в реестр кредиторов «дружественных» компаний. Наличие долга у аффилированного лица позволяет кредитору в ряде случаев воспользоваться сложившейся ситуацией в целях получения выгоды от процедуры банкротства.

Действующее законодательство пока не выработало действенный механизм борьбы с зависимыми организациями в делах о банкротстве. Решающее слово остается за судами.

Сложившаяся судебная практика предъявляет к аффилированным кредиторам более жесткие требования по доказыванию своих требований, чем к обычным кредиторам. Такие компании обязаны снять все сомнения в подлинности совершенных хозяйственных операций. На суд ложится необходимость проверки фиктивности договоров, исследование всей цепочки заключенных сделок и их необходимость с экономической точки зрения.

На что суд обращает внимание, видно из приведенного ниже примера из судебной практики 2019 года.

Суть требований, изложенных кредитором в заявлении

В декабре 2018 года решением АС г. Москвы введено конкурсное производство в отношении ООО «Витим и Ко» (дело № А40- 41174/16-38-67Б от 18.12.2018). Через два месяца в суд поступило электронное требование от ООО «Проект» о включении суммы долга в реестр требований кредиторов.

Общество просило включить его в реестр кредиторов ООО «Вити и Ко» в связи с тем, что у последнего имелся перед ним долг по договору безвозмездной передачи денежных средств. Договор был заключен в декабре 2014 года правопредшественником заявителя в целях реализации бизнес-плана. С января по июль 2015 г. в адрес должника поступила сумма в размере 343 млн. руб. Переводы осуществлялись платежными поручениями (41 шт.) Из текста договора следовало, что должник обязан вернуть перечисленную ему сумму в установленные сторонами сроки.

Первая инстанция вынесла отрицательное решение по данному вопросу (дело № А40-41174/16 08 июля 2019 г.). Заявитель обжаловал судебный акт в апелляцию, которая не нашла причины для его отмены.

Основания для отказа в удовлетворении заявления

В ходе судебного разбирательства был установлен ряд фактов, которые послужили причиной для отрицательного решения по делу:

  • согласно представленному договору о предоставлении денежных средств, генеральным директором обоих обществ являлось одно и то же физическое лицо;
  • кредитор являлся единственным участником должника;
  • согласно спискам, оба общества входили в группу аффилированных лиц ПАО «Аптечная сеть 36,6».

Заявитель пытался опровергнуть причастность Общества к группе аффилированных лиц, указав, что в июле 2015 года передал половину доли в уставном капитале должника третьему лицу.

В опровержение данного довода суд указал, что в момент перечисления денежных сумм ООО «Проект» было единственным участником ООО «Витим и Ко», а в должности директора обеих компаний и ПАО «Аптечная сеть 36,6» работал один и тот же человек — Кинцурашвили В.В.

Суд определил отсутствие заемных отношений между участниками спорной сделки

Договор займа предполагает обязанность одной стороны передать другой стороне деньги, вещи или ценные бумаги, а для второй — вернуть полученное в таком же виде и размере (п. 1 ст. 807 ГК РФ).

Если суд установит, что требование заявителя напрямую связано с его причастностью к деятельности должника в качестве его участника, то обязанность по опровержению данного вывода лежит на таком кредиторе (п. 18 Обзора судебной практики ВС РФ № 5 от 2017 г.).

Указанное означает, что заявитель должен доказать, что действовал разумно и экономически обоснованно, выбирая данную конструкцию займа, привлекая финансы от аффилированного лица и предоставляя их на нерыночных условиях.

Доказательства, представленные заявителем, не подтвердили, что между участниками сделки возникли заемные отношения. Указанный вывод был сделан с учетом следующего:

  • в деле отсутствовал договор займа;
  • конкурсный управляющий должника указывал на отсутствие между контрагентами отношений по данному договору;
  • все переводы происходили в рамках договора безвозмездного пользования денежными средствами от 2014 года, о чем было указано в соответствующих платежных поручениях;
  • договор о безвозмездном финансировании подписан от каждого общества один и тем же лицом;
  • сделкой не определены сроки передачи денег, отсутствуют сведения о начислении процентов и встречном обеспечении возврата долга;
  • заявитель не доказал целесообразность выбора в качестве контрагента аффилированного лица;
  • финансирование осуществлялось за 8 месяцев до начала дела о банкротстве должника;
  • за три года со дня передачи суммы займа заявитель не предпринял попыток взыскать ее с ООО «Витим и Ко»;
  • до заключения данной сделки у должника уже имелось 7 кредиторов по другим неисполненным обязательствам.

Требования признаются установленными, если доказано их реальное наличие и размер долга.

Таким образом, заявитель не смог доказать наличие заемных отношений с должником, не обосновал экономическую целесообразность заключения сделки, обладая сведениями о будущем банкротстве фирмы и существовании долгов перед другими кредиторами.

Оценка возражений конкурирующего кредитора

Один из кредиторов подал возражения на заявление общества, указав, в частности, что между ООО «Проект» и ООО «Витим и Ко» отсутствуют отношения по предоставлению займа.

В апелляционной жалобе заявитель указал, что, приводя указанный довод, конкурирующий кредитор обязан собрать доказательства в его обоснование. Апелляция возразила, указав, что данное требование не согласуется с позицией высших судов.

Независимый кредитор не является стороной сделки, в рамках которой заявлено требование, следовательно, он ограничен в возможностях по представлению прямых доказательств его необоснованности. Конкурирующий кредитор вправе предъявить косвенное подтверждение своих выводов и сомнений, а заявитель обязан эти сомнения перед судом развеять. Предполагается, что у заявителя не возникнет сложностей с доказыванием, так как все сведения в отношении спорной сделки имеются у него на руках. Данная позиция отражена в определении ВС РФ, принятом 25 сентября 2017 г.

Суд усмотрел в действиях акционера факт злоупотребления правом

Обращение заявителя с требованием о включении его в реестр кредиторов суд расценил как попытку вернуть перечисленные денежные средства не за счет чистой прибыли, а из текущих доходов обанкротившейся компании.

Согласно законодательству, у юридического лица имеется право на обращение в суд с заявлением о своем банкротстве при наличии обоснованных причин экономического характера. Указанные обстоятельства перечислены в ст. 9 Закона о банкротстве. При их возникновении добросовестному директору следует принять меры для санации должника. Для этого готовится обоснованный бизнес-план, в соответствии с которым организация пытается выбраться из кризиса.

По смыслу закона считается, что акционеры с решающим голосом вовремя уведомляются о состоянии дел организации. При наличии неблагоприятных обстоятельств мажоритарные участники принимают одно из следующих решений:

  • принять стратегию выхода из кризиса;
  • объявить компанию банкротом.

Контролирующее лицо должно оказывать также содействие кредиторам в передаче достоверной информации о финансовом положении должника и о дальнейшем порядке взаимодействия с ним.

Если акционеры одобрили план выхода из кризиса, а реализовать его не получилось, то на них ложится бремя несения убытков в связи с санационной деятельностью. Об этом подробно написано в определении ВС РФ от 12 февраля 2018 г. № 305-ЭС15-5734.

В рассматриваемом случае заявитель осуществил непубличное финансирование должника, находящегося в тяжелом финансовом положении. Следовательно, ООО «Проект» осознавало, что может не вернуть вложенные деньги.

В обзоре судебной практики, подготовленном ВС РФ в 2018 г. (№ 2), сказано, что акционер, осуществивший финансирование обанкротившегося должника, не может заявить требование о его возврате. Вывод основан на том обстоятельстве, что докапитализация (независимо от типа ее оформления) является способом увеличения уставного капитала. Поэтому требование акционера, осуществившего вложения, и независимых кредиторов не могут быть равны. Следовательно, попытка вернуть деньги за счет текущих платежей в деле о банкротстве при изложенных фактах является злоупотреблением правом.

На основании совокупности рассмотренных документов, имеющихся в деле доказательств и разъяснений высших судов, заявителю было правомерно отказано в удовлетворении его заявления.

Выводы

По общим правилам доказывания при рассмотрении дел о включении кредиторов в реестр обязанность предоставлять подтверждение передачи денег или имущества должнику лежит на заявителе. Если другие участники процесса возражают против его требований, то они же обязаны документально обосновать наличие данных доводов.

Если же с заявлением выходит аффилированный кредитор, то ему придется подтвердить, что у него с должником не имеется общих экономических интересов, а также обосновать разумность заключения спорной сделки.

Указанное необходимо в целях распределения бремени доказывания и исключения попадания в реестр искусственно созданных долгов.

При условии, что аффилированный кредитор приведет убедительные аргументы в отношении мотивов заключения сделки и опровергнет создание искусственной задолженности, то он может рассчитывать на включение в реестр.

Поделится:
Сделаем визуализацию вашей идеи, определим эффективность всего проекта. Сопровождаем в получении финансирования
Разработать индивидуальный бизнес-план
Проведем анализ рынков сбыта и стратегий конкурентов, сегментируем потребителей, сделаем выводы
Заказать индивидуальное маркетинговое исследование
Обязательно подпишитесь на наши обновления
Введите ваши даные

Вам также может быть интересно:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.